Перейти к содержимому


Фото

Зарисовки, навеянные SH3 OST ;)


  • Чтобы отвечать, сперва войдите на форум
15 ответов в теме

#1 Георгий Старков

Георгий Старков
  • Георгий Старков
  • Внезапно живой :)
  •   Posts: 1 706
  •   Joined: 09 Сен 2005
  •   Reputation: 3
  •   Group: Заглянувший в кошмар™

Опубликовано 18 Июнь 2006 - 12:24

Вообще-то я не хотел выкладывать это здесь, чтобы меня не сочли окончательно свихнувшимся. ;) Но потом подумал - какого чёрта, раз написал, то почему бы не показать.

Дело в том, что где-то в начале весны у меня были честолюбивые планы - написать сборник из 24 "тёмных" пафосных миниатюр, навеянных треками из горячо любимого мной SH3 OST. Затея благополучно провалилась, ну и вот решил опубликовать то, что сумелось. Каждая зарисовка навеяна определённым треком из SH3 OST и названа его именем. Первую миниатюру ("Lost Carol") я раньше уже публиковал отдельно в разделе CREATIVE. Извиняюсь за чрезмерную напыщенность текста - она нарочитая, так всё и должно было быть. ;)



01 ПОТЕРЯННАЯ ПЕСНЬ
01 LOST CAROL


Давным-давно, на стыке веков, тысячелетий и пряных пыльных дней, по земле бродила одинокая Песнь. Песнь не знала, кто её придумал и кто должен её спеть. Она знала только то, что везде, куда бы она ни пришла, люди убегали, едва только завидев её. А те, кто оставались, хранили хмурое настороженное молчание и уж никак не были настроены на то, чтобы распевать её. Песнь старалась их разговорить, узнать, почему все её так чужатся, но безуспешно - люди делали вид, что не слышат, и продолжали заниматься своими делами. Ей ничего не оставалось, кроме как обречённо вздохнуть и плестись дальше - в поисках того, кто будет ей рад и позволит влиться в свои уста. Но надежда её таяла вместе с чередой дней, остающихся за плечами.

Однажды, дождливым осенним вечером, промокнув до ниточки, Песнь пришла на окраину небольшого города, расположенного на устье реки. Она грустно смотрела на колыхающиеся огни светильников в окнах, зная, что никто из тех, кто сейчас нежится в тёплой постели, не впустит её к себе. И вдруг... Песнь приподняла голову и замерла, не смея верить услышанному. Этого не могло быть... Над городом, заглушая топот миллионов капель воды, разносилась мелодия, тихая, но тем не менее слышная из любого закоулка. Сомнений быть не могло: в городе жил Музыкант. Человек, который согласился бы приютить отчаявшуюся Песнь.

Песнь не выдержала и побежала. Она долго блуждала посреди мокрых мостовых и пустых площадей, подбираясь к источнику музыки. Она боялась, что вот-вот музыка оборвётся и обрубит все её мечты, и потому бежала с горячечной спешкой. И вот - перед её взором предстала скошенная хибарка в одном из самых грязных и бедных кварталов города. Песнь неуверенно потопталась у окна, из-за ставней которого изливалась мелодия. Переборов волнение и страх, она постучала. Музыка заглохла - остался только переливчатый шум дождя. Наконец окно открылось. В проёме появился старый человек с изборождёнными каналами морщин лицом. Это был Музыкант.

- Здравствуй, - осторожно сказала Песнь, готовая к худшему.

- Здравствуй, - ответил Музыкант.

Он заговорил с ней! Песнь не верила своему счастью. Как долго она ждала... Радость её была настолько велика, что она не нашла, что сказать дальше. Вместо неё заговорил Музыкант:

- Зачем ты пришла?

Он говорил спокойно, без злости и упрёка, но Песнь всё равно почувствовала, как по её спине пробежал холодок разочарования.

- Впусти меня, - попросила она, - впусти меня в свой дом, позволь мне там остаться. Спой меня сам, или доверь меня одному из своих инструментов. Мне надоело скитаться по всему белу свету. Пожалуйста...

Музыкант хмуро покачал головой:

- Нет.

- Но почему? - взмолилась Песнь, и холодный ливень больно хлестнул её по лицу. - За что?..

Музыкант долго молчал, глядя на поникшую Песнь. Затем он заговорил снова:

- Потому что ты - Песнь Одиночества.

Он подождал, что скажет Песнь, но она молчала. Тогда он продолжил:

- Вот почему тебя все сторонятся. Одним своим присутствием ты привзносишь в их сердца тоску и опустошение. Тот, кто споёт тебя, будет обречён на вечное одиночество. Поэтому тебя никто не споёт. Никогда. В этом виноват я... Я сочинил тебя в годы молодости, в дни, когда жизнь казалась мне бессмысленной игрушкой. Сочинил - и пришёл в ужас. Ты начала властвовать в моём доме, превращая меня в увядающую сосульку. И однажды ночью я распахнул все окна и двери и выпустил тебя из дома, отправив скитаться по миру... Это моя ошибка, но не в моих силах её исправить. Я не впущу тебя.

С этими словами Музыкант захлопнул ставни, обдав Песнь струёй ледяного воздуха. Дождь шёл всю ночь, наутро превратив улицу в грязную гладь лужи, но Песнь продолжала стоять под окном музыканта, не шевелясь и не дыша. Лишь когда розовые лучи рассвета коснулись крыши, Музыкант осмелился вновь выглянуть наружу, и вздохнул с облегчением - улица была пуста.

С тех пор Песнь никто не видел - нигде и никогда. Поговаривали, что она прячется по далёким лесам и горам, чтобы не попасться в глаза людям. О Песни стали слагать байки и легенды, но и они канули в Лету. Сегодня никто не помнит потерянную Песнь, которая вкушает своё вечное одиночество где-то там, далеко - но те, кто вернулся из тёмных дремучих лесов, рассказывают, что в час, когда солнце исчезает за линией горизонта и деревья громоздятся безликими чёрными великанами, они слышали странный тоскливый голос, сотрясающий высокие кроны - такой далёкий и такой пугающий...


05 КОНЕЦ МАЛЕНЬКОЙ СВЯТОСТИ
05 END OF SMALL SANCTUARY


А война продолжалась. Дух близкой смерти витал над полями, лесами, над страной. Война продолжалась, не признавая зимы и лета, дня и ночи. Война требовала жертв, и люди охотно шли на заклание в её алтарь, который уже смочился реками крови. Война продолжалась.

"Готов ли ты ВСТАТЬ НА ЗАЩИТУ? - вопрошали красные листы, развешанные на каждом углу. - Готов ли ты ДОКАЗАТЬ, что Родина кормила тебя НЕ ЗРЯ?". Всё больше и больше становилось этих листов - их цвет, цвет крови, будоражил ум, отгоняя страх и дурманя людей призрачным запахом победы и славы. Очереди в пункты сбора не сокращались, несмотря на то, что число погибших непреклонно увеличивалось. Лихорадка войны охватила всё - каждый наслаждался смертью, шагающей по развалинам, и вдыхал пороховой дым, чувствуя, как в мозг проникает солёное помешательство. Это было странное время - время, которое не понять тем, кто в нём не жил...

"Готов ли ты ВСТАТЬ НА ЗАЩИТУ?"

Парень с остервенением скомкал бумагу в ладони и швырнул в угол. Там она и осталась лежать, постепенно разворачиваясь, чтобы все в доме могли видеть угловатые чёрные буквы на красном фоне.

- Я иду в пункт сбора, - буднично объявил он в ответ на удивлённые взгляды родителей. Мать ахнула. Отец выпустил из рук серебряную ложку, и она со звоном упала ему под ноги. Время застыло. Парень вдруг подумал, что в их дом проникло дыхание смерти.

- Что ты сказал? - дрожащим голосом переспросила мать. Парень повторил свои слова. Он встал и начал набрасывать на плечо потёртую куртку, которую носил с прошлого года. Во рту оставался приторный привкус только что съеденного пломбира.

- Никуда ты не пойдёшь, - резко сказал отец, двигаясь к нему, но его голос тоже осел, потеряв былую всемогущую силу. Парень посмотрел на них - старых, разбитых, смертельно испуганных. Посмотрел, как на дне его тарелки плещется остаток супа, и сказал:

- Я вернусь. Обещаю.

Мать заплакала. Отец остановился перед ним и, тяжело дыша, начал говорить. Он неблагодарный эгоист, он не думает о своих родителях - что им делать, если в один прекрасный день им придёт чёрное письмо? Что будет с матерью, когда она узнает, что никогда больше не увидит своего сына, и даже не узнает, где лежит его прах?.. Что он нашёл в войне? У страны есть армия, которая призвана защищать мирных граждан, и война - дело специально обученных солдат, а не юнцов, которые только-только школу окончили. Парень внимательно выслушал его, а когда отец умолк, он сказал всего два слова:

- Мне нужно.

И, не желая видеть слёзы отца вперемешку с криками матери, он быстро развернулся и вышел из дома. Небо сегодня вечером имело медный оттенок, как всегда бывает в августе. Парень с содроганием ждал, когда на плечо спустится рука отца - тогда он сломается, признает свою неправоту... Но отец остался внутри, и он понял, что он не выйдет. Парень пошёл вперёд по немноголюдной улице, глядя на обрывки красных листов на стенах домов. Грудь давило, и он прибавлял шагу, чтобы подавить натиск чувств. Дом удалялся от него, и вот он уже стал невидим. Парень напоследок один раз оглянулся и посмотрел на него - краешек крыши едва-едва выглядывал из-за угла, отражая лучи заходящего солнца. Он тяжело развернулся и снова пошёл прочь, чувствуя, как навсегда отрывается от этого маленького святилища. Красные листы прыгали перед взором, их кружил сухой осенний ветер, срывающий со стен, подбрасывал в воздух, ловил и снова заставлял отплясывать тревожный хоровод.


06 БОЛЬ ГЛУПОЙ СМЕРТИ
06 SICKNESS UNTO FOOLISH DEATH


Двери сошлись с прощальным шипением, и громкий протяжный гудок возвестил, что поезд отходит от станции. Он набирал скорость - сначала медленно и величественно, потом всё быстрее. Наконец, состав, сияющий электрическим светом, исчез в дыре тоннеля. Немногочисленные опоздавшие досадливо потоптались на перроне, кляня себя чем свет стоит, но и они поднялись наверх - и вскоре здесь стало безлюдно. Все ушли, кроме одного. Человек в потёртой джинсовой куртке смотрел на рельсы, стоя у края платформы - настолько близко, что хрупкое равновесие могло нарушить одно неверное движение.

Парень молчал. Ему нечего было сказать этим безмолвным рельсам и этому подземелью, которые забрали у него всё. В его силах было только скорбно смотреть на красный огонёк над тоннелем, подмигивающий ему, как глаз озорного дьяволёнка.

"Как это случилось? - в который раз спросил он себя. - Как такое могло произойти?".

Вопрос мучил его день и ночь за те бесконечные дни, что он провёл на платформе, невидимый и неслышимый шумной толпой.

Он помнил день, когда спустился сюда - потрясённый, выбитый с толку, смотрящий на мир сквозь пелену злых слёз. В его кармане лежал листок серой бумаги - всего лишь листок, срочная телеграмма. Но слова, которые были написаны на нём, разбили его жизнь за два-три мгновения, которых ему хватило на чтение скупой строки. Он помнил, как отрешённо ждал здесь поезда, который должен был отвезти его в место, именуемое его домом. Помнил, как красный огонёк семафора сменился на зелёный... но дальнейшее тонуло в дымке. За дымкой был лишь один миг, страшный, восхитительный, миг свободы и ужаса - он увидел, как летит вниз, к манящим ржавым рельсам, отливающим на свете ламп. Он слышал крики людей за спиной и чувствовал на щеке горячее дыхание прибывающего поезда. Его охватило звенящее упоение, что теперь уже ничего не изменить, что больше ничего не будет... и он всегда будет с ней.

Но он ошибся...

Парень поднял блуждающий взгляд и оглядел пустынный перрон - свою темницу, где он отбывал вечное заключение. Он видел, как над тоннелем вновь вспыхнул зелёный огонёк, и ему захотелось закричать - закричать так, чтобы стены рушились, открывая ему солнечный свет, давая возможность искупить ошибку, даруя ещё один шанс. Всего один... Но он лишь беззвучно застонал, глядя, как во мраке вырастает жёлтый конус света, неся с собою лязг и грохот.

"Как это случилось? - отрешённо подумал он. - Как?"

Поток горячего воздуха, обволакивающий несущийся состав, обратил его в пыль. Поезд плавно остановился, двери раскрылись, и на перрон хлынули разгорячённые, спешащие куда-то люди.


07 БОЙ ЧАСОВ: МАЛЕНЬКОЕ СЧАСТЬЕ
07 CLOCKWORK LITTLE HAPPINESS


В этом мире не было огней. Когда-то это был мир цветущих лугов, мир солнца и летних ароматов... но сейчас это был мир тьмы, вечно дремлющий под покрывалом ночи. И создания тьмы безраздельно властвовали на его просторах в поисках тех, кто ещё остался в живых.

Девушка шла сквозь темноту, стараясь ступать как можно тише. Длинная улица молчала... но девушка не могла быть уверена, что в следующую секунду из-за угла не выскочит очередное исчадие ада, выбравшее её своей жертвой. Тишина обманчива - она знала это, и знание заставляло её крепче сжимать в руке меч. Меч принадлежал её отцу. Он висел над дверью их дома, как символ благочестия, пока мир не сошёл с ума. Теперь он оберегал её от тех, кто выходит из тьмы.

Она осталась совсем одна. Который день она бродила по тёмным улицам города, тщетно надеясь встретить хоть кого-нибудь. Девушка ночевала в чужих покинутых домах, то и дело вздрагивая и просыпаясь от ужасающего ощущения, что они пришли за ней. Она питалась остатками еды, найденными в начинающих гнить кладовках. Десятки раз она вступала в бой с чудищами, которые хотели насытить ею своё брюхо. Как она осталась после всего этого в живых, не понимала даже сама...

Где-то должны были быть люди. Может быть, даже её родители... Они исчезли бесследно в то проклятое утро, когда на землю пала тьма. Надежда девушки угасала с каждым днём - но ещё не умерла. В ней всё ещё теплилось желание продолжать жизнь... но она понимала, что рано или поздно настанет страшный момент, когда она не сможет себя убедить себя в том, что она - не последний человек в этом мире. И... это будет конец.

Улица сворачивала под острыми, неправильными углами, словно пытаясь её запутать. Такую улицу не могли построить люди... Всё изменилось. Везде лежали странные вещи, которым не должно было быть здесь места. Устройства, собранные из колючей проволоки и острой нержавеющей стали, призванные приносить только боль. На их лезвиях запеклась кровь. Девушка страшилась даже представить, что делали с их помощью...

... когда она остановилась, чтобы отдохнуть, над городом разнёсся бой часов. Тишина возмущённо всколыхнулась. Отзвук боя проник во все дома, в самые дальние уголки, достиг улицы, где находилась девушка. Она подняла голову, не веря тому, что слышит. Это её воображение. У неё началось помешательство. Никого в городе нет и не может быть...

Однако переливчатый звон прокатился во второй раз, и этот звук проник в её сердце самой чудесной мелодией из всех, что она когда-либо слышала. В городской ратуше кто-то был. Кто-то посылал ей сигналы, давая знать: не всё потеряно. Она не одна...

- Спасибо, - прошептала она своему невидимому избавителю и заплакала. Она не плакала с тех пор, как осталась одна - слёзы могли убить её, ввергнуть в пучину безнадёги, но теперь она не пыталась сдержаться. Потому что это были слёзы счастья - счастья хрупкого, ненадёжного и эфемерного... но ей было всё равно. Она слишком долго испытывала боль и страх, чтобы оттолкнуть его.

Целых пять минут играла восхитительная симфония надежды, и целых пять минут девушка была счастлива.

Потом, когда бой часов умолк, над городом раздался протяжный собачий вой. К нему присоединились десятки других завываний. Тьма была разозлена, и вой стал её ответом: вам меня не одолеть. Я пришла сюда навечно, и никто не сможет отнять у меня мою власть над городом.

- Врёшь, - вырвалось у девушки; сердце клокотало в груди, и она пошла вперёд, поднимая отцовский меч. - Врёшь, мерзавец...

Тишина ударила снова, как град чёрных хлопьев. Девушка шла в темноту, но теперь она шагала прямо и уверенно. С нею была цель. С нею был бой часов на ратуше, дарующий силы. И никакие полчища монстров не могли ей помешать достичь её.


13 ТАНЕЦ С НОЧНЫМ ВЕТРОМ
13 DANCE WITH NIGHT WIND


Отсюда город был виден, как на ладони - скопление грязно-жёлтых огней, разбросанных в просторах бескомпромиссной тьмы. И тьма была чудесной... при взгляде на её волнующую чернь у Анны захватывал дух, да так, что у неё нещадно кружилась голова.

"Как бы не упасть", - рассеянно подумала она, отступая назад от края.

Здесь, на крыше, гулял игривый ночной ветер. Ему было одиноко в пустых площадях и мёрзлых улицах, и он с радостью бросился обнимать ту единственную, которая составляла ему компанию этим осенним вечером. Анна почувствовала, как ветер кружит вокруг неё, постепенно завлекая во вращение. Блузка трепетала под холодными порывами, но Анна не мёрзла. Ей было хорошо, как никогда.

"Танцуй со мной, - шептал ветер, поглаживая её волосы, - танцуй со мной и забудь... забудь обо всём..."

И Анна подчинилась его страстному зову, позволив ветру кружиться с ней в необычном будоражащем танце - сначала медленно, потом всё ускоряющимся темпом. Дыхание участилось, сердце заклокотало в груди. Но она не могла остановиться, да и не хотела. Ветер впивался ей в губы в восхитительном ледяном поцелуе, заставляя её замирать от восторга.

Высоко на небе луна скрылась за нахлынувшей завесой туч. Голубое сияние, изливающееся на землю, померкло, и ветер тут же удвоил свои старания. Анна уже не могла ни о чём думать, она просто танцевала на бешеной скорости, с упоением ощущая, как огни города вертятся вокруг неё, сливаясь в единый сияющий калейдоскоп. Это сияние охватывало весь мир, проникало в её душу, внося странное умиротворение. Пусть любимого больше нет... но это неважно. Важен был только этот волшебный ритм, и ничего больше. На высоте десять с половиной метров над землёй, под надзором далёких жестоких звёзд Анна отплясывала танец с ночным ветром.


22 СОЛНЦЕ
22 SUN


Поляна затихла. Конец света, грохотавший на ней всю длинную апрельскую ночь, завершился, и на неё напала звенящая пустота, нарушаемая испуганным щебетом птиц, которые были ещё живы. Они сидели на высоких ветках деревьев и недоумевали, вдыхая неизвестный им горький запах, растворённый в здешнем чистом воздухе. Запах обжигал им лёгкие, и очень скоро они начали улетать один за другим прочь от этого мёртвого места, израненного глубокими воронками. Постепенно так не понравившийся им пороховой дым развеялся, но птицы уже не вернулись.

Мертвецы лежали друг на друге, оскалившие зубы и выпучившие глаза в последние мгновения агонии. Около них сиротливо блестели сломанные штыки, запачканные в крови, но целых штыков или ружей было не отыскать - их забрали те, кто остался в живых после боя. Их забрали победители. Погибшим же остались поношенные гимнастерки, пропахшие потом, и эта поляна, на которой кое-где робко пробивались первые ростки травы.

Ночной холод уже заставил окоченеть бездыханные тела, растянутые на земле. С тех пор, как улетели птицы, ничто не потревожило покой этого места. Замолчал даже ветер. Но потом, когда на горизонте едва видно забрезжил рассвет, солдат в форме рядового, павший на южной оконечности поляны, зашевелился и застонал. Он был всё ещё жив.

- Помогите... - прошептал он, мучительно искривив рот. Сухие и белые, как бумага, губы лопнули в нескольких местах, и на них выступила кровь. У солдата не было ног: их оторвало осколком снаряда. Он сделал попытку отползти в сторону, но тут же закричал от страшной боли. Подумал, что закричал... на самом деле издал лишь ещё один тихий стон. На глазах выступила единственная куцая слезинка. Он думал, что плачет, плачет навзрыд. Каска свалилась с головы при неловком движении. У солдата были светлые чуть вьющиеся волосы, слипшиеся в комки. Он дёргался и нечленораздельно мычал ещё минут пять. Всё тише и тише - пока, наконец, не затих окончательно, запрокинув голову назад. Последнее живое существо на поляне умерло. И всё стало, как прежде.

Затем на поляну пришло солнце. Оно поднималось над лесом, как былинный богатырь, покровительствуя и облагодетельствуя. Большое и жёлтое, солнце не знало преград. Оно гнало ночь прочь, вдыхая жизнь на поляну и растапливая последние остовы залежалого снега. Молодые травы радостно потянулись к светилу. Выглянули из нор мелкие лесные зверьки, радостные, что они ещё живы, что Ночь Большого Шума подошла к концу. Небо окрасилось в нежно-голубой цвет, в тот его чистейший лазурный оттенок, который бывает только в апреле. Всё ожило и затрепетало, зашлось в триумфальном марше жизни, и даже мёртвые солдаты, казалось, подрагивают ресницами, когда золотистые стрелы солнечных лучей проникают им под веки. Никто из них, конечно, так и не встал, но солнце не сдавалось - оно поднималось всё выше, щедро наливая апельсиновый сок в серые воронки снарядов...
  • 0

#2 TanaToS

TanaToS
  • TanaToS
  • Отчаянный
  •   Posts: 156
  •   Joined: 22 Мар 2006
  •   Reputation: 0
  •   Group: Рождённые

Опубликовано 18 Июнь 2006 - 19:50

Да, идея безусловно интересная - вариации лишь на тему названия...Танец с ночным ветром вобще отлично, кратко и емко передает все ощущения...
некоторые вещи конечно немного портят впечатление:
Цитата
увядающую сосульку

Долго пытался себе это представить...
Цитата
смочился реками крови.
Если пафосно, то уж до конца smile.gif Был орошен, окроплен, etc.
Цитата
пучину безнадёги
Это слово тоже несколько не согласуется со своим значением, куда приятнее смотрится "безнадежность" или "безысходность"
Больше недостатков просто не найти. Уже два раза перечитал smile.gif)
  • 0

#3 Георгий Старков

Георгий Старков
  • Георгий Старков
  • Внезапно живой :)
  •   Posts: 1 706
  •   Joined: 09 Сен 2005
  •   Reputation: 3
  •   Group: Заглянувший в кошмар™

Опубликовано 19 Июнь 2006 - 00:12

Спасибо. :)
  • 0

#4 V-Raptor

V-Raptor
  • V-Raptor
  • ххммммм....
  •   Posts: 3 871
  •   Joined: 24 Июн 2005
  •   Reputation: 4
  •   Group: sh.ru Old School

Опубликовано 29 Июнь 2006 - 14:26

ИМХО, первый рассказ лучше всех. Пеотерянная песня - очень поэтично. Остальное слабее. А вот Lost Carol не забывай и обязательно использую как приплетенную легенду в каком-нибудь другом своем произведении.
  • 0

#5 Георгий Старков

Георгий Старков
  • Георгий Старков
  • Внезапно живой :)
  •   Posts: 1 706
  •   Joined: 09 Сен 2005
  •   Reputation: 3
  •   Group: Заглянувший в кошмар™

Опубликовано 29 Июнь 2006 - 17:18

Цитата
ИМХО, первый рассказ лучше всех.

Мне самому он тоже больше всех нравится. Ну и ещё Clockwork Little Happiness. Остальные, действительно, пустышки.
  • 0

#6 Лунная

Лунная
  • Лунная
  • Просветленный
  •   Posts: 662
  •   Joined: 25 Июл 2004
  •   Reputation: 0
  •   Group: Заглянувший в кошмар™

Опубликовано 29 Июнь 2006 - 17:36

Очень понравилось, так держать=)
А продолжение будет?)
  • 0

#7 Георгий Старков

Георгий Старков
  • Георгий Старков
  • Внезапно живой :)
  •   Posts: 1 706
  •   Joined: 09 Сен 2005
  •   Reputation: 3
  •   Group: Заглянувший в кошмар™

Опубликовано 29 Июнь 2006 - 17:40

Цитата
Очень понравилось, так держать=)
А продолжение будет?)

Боюсь, что нет.
  • 0

#8 Лунная

Лунная
  • Лунная
  • Просветленный
  •   Posts: 662
  •   Joined: 25 Июл 2004
  •   Reputation: 0
  •   Group: Заглянувший в кошмар™

Опубликовано 29 Июнь 2006 - 17:57

Эх, жаль. Я бы еще почитала)
  • 0

#9 Георгий Старков

Георгий Старков
  • Георгий Старков
  • Внезапно живой :)
  •   Posts: 1 706
  •   Joined: 09 Сен 2005
  •   Reputation: 3
  •   Group: Заглянувший в кошмар™

Опубликовано 09 Сентябрь 2006 - 09:43

За лето навеяло ещё аж три миниатюры.


09 БЛУДШЕЕ ДИТЯ
09 A STRAY CHILD


Примечание: Можно было перевести название как "Беспризорный ребёнок", но из-за особенностей образа, возникающего при прослушивании трека, я истолковал "stray" как "заблудившийся", "блудший".

Жила-была на окраине дремучего леса семья. Отец был охотником и все дни проводил в лесу, где добывал пропитание для домочадцев. Мать выращивала у дома благоухающие розы, радующие глаз, и вкусные плоды, ублажающие желудок. Детей у них было трое - девочка и два мальчика, поразительно похожие друг на друга, и старшие заботились о младших, облегчая труд родителей. Семья была счастлива и процветала, пока не началась засуха.

Страшная жара обрушилась летом на их край, выжигая траву, иссушая леса. Розы зачахли на клумбах, картофелины так и остались лежать под землёй, не давая всходов. Вся дичь убежала в другие места, где надеялась найти пищу. Жители края оказались на краю голодной смерти - и в середине лета мор уже пожинал свои первые плоды.

Семья билась из последних сил, пытаясь себя обеспечить, но дети продолжали худеть, превращаясь в ходячих скелетов, и мать с отцом безнадёжно смотрели, как их любимых сыновей и дочку одолевают слабость и болезни. Они не могли ничего поделать. Той скудной дичи, которую мог убить отец, было слишком мало. И, приходя в чёрное отчаяние, однажды холодной дождливой ночью мать и отец приняли страшное решение.

Утром отец собрался по ягоды. Дети недоумённо переглянулись - они знали, что этим летом в лесу легче найти золотой самородок, чем хотя бы один ягодный куст. Тем не менее, они готовы были пойти с отцом, но тот почему-то объявил, что возьмёт с собой только одного из них - младшего сына, черноволосого и молчаливого, вечно больного. Он с радостью пошёл с ведёрком вслед отцу, бросив гордый взгляд на собратьев. "Вот видите, он взял МЕНЯ!"

Отец с сыном долго бродили в пустом лесу, и к вечеру, когда багровое солнце опустилось за горизонт, донышки их ведёрок были покрыты лишь наполовину чахлыми, обезвоженными плодами. Отец горестно вздохнул, глядя на них, и ласково потрепал мальчика по щеке:

- Хорошо, пока чуть светло, давай попробуем найти ещё немного. Разойдёмся в разные стороны и встретимся у этого пня.

- Ладно, папа! - усталый мальчик поплёлся в гущу леса, сосредоточенно глядя под ноги. Местность была ему незнакомой, они ушли слишком глубоко в лес. И ягод здесь не было в помине, только какие-то жёсткие колючие кустарники. Красный свет на западе быстро угасал, и вскоре мальчик решил повернуть назад. Но сколько они ни шёл, не мог найти тот пень, который указывал отец. Не давая страху внутри себя разгореться, он прибавил шагу. Пня не было, деревья всё плотнее смыкали свой безмолвный круг. Мальчик ощутил ледяную дрожь во всём теле и начал кричать, зовя отца. Отец не отвечал. Он был один в вечернем лесу, и над головой шуршали куцые ветки. Скоро стало совсем темно, но мальчик продолжал бегать посреди чернеющих стволов и звал отца срывающимся голоском. Он бросил ведёрко, которое больно стукнуло его по колену. Взошла луна, в лесу поднялся ветер, где-то завыли голодные волки, с вершин деревьев на него взглянули зелёные глаза ночных птиц... но ни дома, ни отца не было. И, окончательно поняв, что он заблудился, мальчик сел на рыхлую землю и заплакал навзрыд.

Прошла неделя. Дети замечали, как тает мать, словно догорающая свеча, а отец становится угрюмым и раздражительным, но списывали это на горечь утери младшенького. Иногда отец убивал фазана или зайца, и в доме вечером справлялось убогое пиршество. Единственное, чем могли дети себя тешить - тем, что едоков оказалось на одного меньше, и потому всем доставалось чуть больше. Но никто, понятное дело, не смел высказывать это вслух.

На исходе седьмого дня на тёмном небе взошла полная красная луна. Заперев засовы на дверях, отец погасил свечу, тлеющую у окна, и лёг спать. Мысли его были тяжелы. Дичи становилось всё меньше - рано или поздно настанет день, когда он ничего не убьёт... Страшась этой мысли, он натянул одеяло на голову и вскоре забылся глубоким болезненным сном.

Он проснулся, когда красная луна заглянула в окно их лачуги. Рядом что-то невнятно бормотала во сне жена. Дети посапывали на своих уголках. Он уже хотел спать дальше, когда увидел в красном сиянии, что у опушки леса, примыкающей к стене дома, там, где находилось окно, кто-то стоит. Кто-то, чей тёмный силуэт показался ему до боли знакомым.

Он встал и подошёл к окну, не веря увиденному, думая, что ему снится. У опушки стоял его сын, тот самый, которого он бросил в лесу, чтобы спасти семью. Неужели он всё-таки нашёл путь домой, преодолел долгий путь среди молчаливых дебрей?.. Как он заглянет ему в глаза?

Но когда сын повернул к нему голову и он увидел его пустые, выклеванные воронами глазницы, отец понял, что ошибся. На щеке мальчика, где мясо было выдрано клочками, виднелись чёрные провалы. Одежда изорвалась и висела грязными лохмотьями. Всё тело распухло, как простоявшее тесто, из него сочилась бесцветная жидкость.

Блудшее дитя вернулось к родителям.

Отец закричал. И очнулся от собственного крика. Проснулись, заплакали испуганные дети.

Всего лишь сон, подумал он и устало вздохнул.

Но с этого дня он больше не смог убить в лесу даже букашку. Оставшееся немногочисленное зверьё словно чуяло его шаги и галопом уносилось прочь с расстояния мили. Тень голода накрыла их лачугу широким крылом. Дети умирали один за другим, тихо, не плача, смирившись со своей участью. Потом погибла жена, ушла во сне, не поднимая шума. Последним умер глава семейства. В заключительный миг своей жизни, уже не различая грань между явью и бредом, он увидел над собой своего младшего - он стоял всё так же безмолвно, взирая на него со смертным укором.


10 НЕВИННАЯ ЛУНА
10 INNOCENT MOON


На октябрьский лес спустилась ночь - самая тёмная и жестокая из всех ночей сезона. В воздухе витало неосознанное зло, и звери, почувствовавшие безотчётную тревогу, поспешили укрыться в норах, где погрузились в глубокий сон - прочь от страшной темноты и вязкого холода, медленно душащего последние живые ветки. Стихли оголяющиеся кроны деревьев, умолк стрекот цикад. Даже извечный бродяга, ночной ветер, ступал сегодня неслышно, чтобы не привлечь внимание враждебной ночи.

Белый кролик, сидящий на окраине лесной поляны, пугливо поднял голову. Ему показалось - только показалось, где-то на уровне инстинктов, - что он услышал далёкий треск ломающихся сучьев. Он выждал минуту, готовый пуститься наутёк по первому тревожному сигналу, но лес оставался по-прежнему тихим и сонным. Кролик успокоился и вновь начал с лихорадочной спешкой жевать немногочисленные вкусные колоски, которые росли под сенью дерева. Взошла луна, молодая и сливочно-белая. Шерсть кролика серебрилась в её свете, нагоняя погибель на хозяина.

Снова странный звук... Кролик навострил уши. Природная осторожность взяла верх, и он решил, что всё-таки пора оставить колоски и уходить в безопасное место. Что-то не нравилось ему на этой поляне, в этом томном сиянии, в этой ночи. Кролику давно следовало находиться в своей уютной норе, и если бы не колоски, подвернувшиеся на голодный желудок, то так давно и было бы.

Кролик поскакал в лес, скользя лапами по опавшей и гниющей листве. Но не успел пробежать и десяти метров, как преследователь дал о себе знать. Волк, тощий, донельзя голодный, выскочил из своего укрытия за дубом, увидев, что жертва ускользает. Он подбирался к жертве несколько минут, с каждой минутой всё ближе и ближе, чтобы настигнуть одним рывком - но этого не получилось. Кролик начал убегать. Волк в отчаянии бросился за ним. Два пружинистых комка - серебристый и серый - замелькали между деревьями, сокращая расстояние. Кролик не оглядывался, он просто бежал... даже не к норе, которая уже не могла ничем помочь, а просто вперёд, убегая от хищника. Единственное спасение ждало его там. Волк выпустил осклизлый язык, прыжки его были лёгкими и грациозными. Через минуту, когда край мёрзлой тучи коснулся белой луны, игра дошла до предопределённого финала - комки слились в одном вечном миге, жалобный вскрик кролика, и белый пух разлетелся во все стороны. Волк поднял окровавленную пасть к небу, благодаря ночь за ниспосланную ему удачную охоту. Брезгливая луна вздохнула, заставив лес прошелестеть, и спряталась за стеной туч.


21 КОРОНА МАКОВОГО ЦВЕТКА
21 FLOWER CROWN OF POPPY


Маковый сад, казалось, заливал всю округу алым сиянием, исходящим из своих недр. С первого взгляда казалось, что в кратерообразной выемке лежит огромный рубиновый кристалл, переливающийся на свете солнца. Но если всмотреться, самородок распадался на десятки, если не сотни, красных корон, венчающих цветки. И каждый из них был источником этого дивного сияния.

Путник, валяющийся с ног от изнеможения, смотрел на это великолепие, не в силах что-либо вымолвить, не в силах даже вдохнуть. Потом, когда рассудок отчасти вернулся к нему, он дико закричал и бросился вперёд - к заветной цели, к которой шёл не первый год.

Есть Маковый сад, рассказывал ему Учитель в детстве. Есть Маковый сад, и это величайшее из чудес, созданных Природой, вершина всего красивого, что существует на грешной земле. Так мне говорил мой Учитель, ему - его... Но Сад надёжно сокрыт от посторонних взглядов, чтобы чужой хищный взор не позарился на сокровищницу.

Теперь путник знал, как тщательно Природа спрятала свою жемчужину. Долгие годы ему никто не верил, но теперь всё изменится. Он здесь - он воочию видит эти божественные короны. Он преодолел всё - голод и лишения, насмешки, участь быть изгоем. Высокие горные хребты, куда никогда не ступала нога человека, не сломили его волю. Последним препятствием стала кладка костей животных, устилающая равнину вокруг Макового сада. Он победил.

Теряя сознание, он подошёл к крайнему цветку, который доходил ему до плеч. Свет упал на лицо путника. Посмотрев на пальцы, он увидел, что они отражают эти пронизывающие алые лучи. От цветка исходил душистый аромат, будоражащий кровь - лучше, чем весь парфюм мира.

- Благодарю тебя, Господи, - прошептал путник засохшими губами и засмеялся. Смех тут же сменился вскриком боли, потому что одна из ветвей огромного цветка качнулась в сторону и уколола в руку. Путник озадаченно смотрел на зелёный листок, присосавшийся к запястью. На его глазах поры растения наполнялись багровым огнём.

Над головой раздался шорох. Сад оживал. Сотни, тысячи листьев тянулись к путнику, касались плеч, шеи и оголённой голени. Там, где они припадали к телу, на мгновение вспыхивала боль, сменяющаяся сладостным щекотанием. В ужасной догадке путник попытался освободиться от их цепкого захвата, но было поздно... листья только сильнее впились в кожу. Ветви обвили ноги и торс, обездвижив его с искусностью опытного палача.

Так вот почему... все эти кости вокруг... как я не подумал...

Путник чувствовал надвигающуюся слабость по мере того, как ветви вытягивали из него кровь, но не оставлял попыток вырваться из смертельных объятий. Пара листьев нехотя отцепилась от тела - их цвет теперь был не зелёным, а насыщенно-рубиновым. В последнем отчаянном жесте путник вскинул голову. И замер.

Цветок любовно склонялся, покачивая лучистой короной перед восхищёнными глазами путника. Само совершенство... Как он мог полагать, что увиденное прежде - вершина творения? Цветок представал перед путником во всей красе, впитывая в себя его жизнь, делая частью себя. Сияние мерцало, отбрасывая громадные тени, долетая до облаков. Красный цвет... такой глубокий, как космос, как смерть, ослепил путника. Когда из короны цветка выскочила тончайшая игла и проникла в его мозг через глаз, он ничего не почувствовал.

К вечеру иссохший Маковый сад вновь засиял во всю мощь, обретая былое величие.

Изменено: Георгий Старков, 23 Сентябрь 2006 - 16:54

  • 0

#10 Георгий Старков

Георгий Старков
  • Георгий Старков
  • Внезапно живой :)
  •   Posts: 1 706
  •   Joined: 09 Сен 2005
  •   Reputation: 3
  •   Group: Заглянувший в кошмар™

Опубликовано 23 Сентябрь 2006 - 16:28

Вчера послушал ещё разок весь SH3 OST. Удивительная музыка, не надоедает уже год (в отличие от OST других частей). В-общем, навеяло ещё одну миниатюру.


12 ПИСЬМО С ПОТЕРЯННЫХ ДНЕЙ
12 LETTER FROM THE LOST DAYS


Жарким летним днём, когда раскалённый воздух поднимается над иссушённой землёй колыхающейся дымкой, у большого валуна рядом со скоростным шоссе появилась женщина. Уже не молодая, но ещё и не старая, одетая просто и изысканно, с блестящими на лбу каплями пота. Она стояла у красного камня, изучая его долгим внимательным взглядом, затем осторожно обошла с обратной стороны. Трава у подножия камня не росла - лишь вилась соленая пыль. Женщина присела, провела ладонью по земле и сжала её в кулак, вбирая пригоршню шершавой почвы. Потирая её между пальцами, она рассеянно вглядывалась в трещины на камне, сплетение которых постепенно гипнотизировало её, уносило в прошлое. На десять лет назад, если быть точным.

Шоссе тогда было куда как более оживлённым, и грохот машин не стихал ни на минуту. И солнце тоже светило ярче. Единственное, что не изменилось за все эти годы (может, не менялось за сотню лет) - этот валун, создавший вокруг себя особое царство с неуловимым величием. Наверное, они понимали это даже в те юные годы, раз выбрали для послания в будущее именно этот камень. Вернее, землю под камнем.

Жестяная коробка из-под сардин, невероятно вкусных сардин - опять же, сейчас таких не делают... Женщина помнила, как они вдвоём, взявшись за руки, положили в коробку свёрнутую в трубочку бумагу: два исписанных листа, хранящие все их мечты, желания, надежды, в какой-то мере даже страхи. Коробка мягко юркнула в неглубокую яму, и парень с девушкой со счастливыми улыбками забросали её землёй.

- Десять лет, хорошо?.. Десять лет... Договорились?

- Да, милый. Десять лет.


Тогда десять лет казались вечностью. Много дней и много ночей, каждая со своим очарованием. И где они теперь - срок неумолимо истёк, изгоняя из души остатки молодости. Женщина снова набрала в ладонь землю и снова в нерешительности высыпала обратно.

"О чём я писала? - подумала она. - Что там было, в моём письме к будущему я?"

Она не помнила. Как помнить всего одну страничку, написанную за пять минут в промежутке между поцелуями и весёлым смехом... Впрочем, в этом и прелесть. Какой толк, если ты заранее знаешь, какие слова тебя ждут на листке, наспех вырванном из блокнота.

А может, и нет никакого письма?.. Время убивает всё: чернила выцветают, бумага истлевает, жесть обращается в ржавую пыль. Может, если она откопает своё (их) сокровище, то там увидит лишь жалкие останки прошлого.

Если бы он пришёл. Если бы он тоже в этот день вернулся в родные края, чтобы заглянуть под валун... Тогда они без колебаний откопали бы послание, чтобы вместе здесь же прочитать, замкнуть круг.

Но его не было. И она знала, что он не придёт. Не имела ни малейшего понятия, где он теперь и чем занимается... просто знала, что не придёт.

По шоссе проехала машина, поднимая за собой серое облако. Женщина приподняла голову. Губы на мгновение тронула робкая улыбка, делающая лицо красивой, но она тут же исчезла.

- Десять лет, - сообщила она пустоши за валуном. - Хорошо? Десять лет. Договорились?

И ответила сама себе - с благоговейным трепетом, замирая от безотчётного восторга:

- Да милый. Десять лет.

Женщина быстро пошла прочь от камня, не оглядываясь, не замедляя шаги, не позволяя себе думать о том, что всё-таки было написано в письме из прошлых дней.

"Интересно, - размышляла она на ходу, - а каким я стану ещё через десять лет? Смогу ли я ещё раз вернуться сюда?.. А может, тогда он тоже вспомнит о нашем уговоре и придёт?".

Хотя женщина знала, что это очередная ложь, ей стало легче при этой мысли. Она вышла на заасфальтированное шоссе и устало выставила руку, защищаясь другой рукой от палящих знойных лучей.

Изменено: Георгий Старков, 23 Сентябрь 2006 - 16:55

  • 0

#11 Георгий Старков

Георгий Старков
  • Георгий Старков
  • Внезапно живой :)
  •   Posts: 1 706
  •   Joined: 09 Сен 2005
  •   Reputation: 3
  •   Group: Заглянувший в кошмар™

Опубликовано 27 Декабрь 2006 - 13:12

Поднял тему с тройной целью: 1) добавить две новые миниатюры, которые появились со времён последнего поста; 2) утереть нос тем, кто поверил моим словам о том, что проект останется незавершённым, и сообщить, что всё-таки принял решение медленно проталкивать сборник к гордому подзаголовку Soundtrack Inspired; 3) и, пожалуй, главное: с января-февраля начну работу над романом (уже своим, не на основе СХ, хотя некоторые идеи и мысли, безусловно, будут связаны), предположительно в жанре dark fantasy, идея которого фактически вытекла из миниатюры по треку Clockwork Little Happiness, которого вы можете найти выше в этой теме.


08. * * *
08. PLEASE LOVE ME... ONCE MORE



Заходящее солнце окрасило горизонт золотым огнём, и тёплые лучи пробивались через железо решеток, образуя узор на бетонной стене камеры. Окошко располагалось слишком высоко, чтобы она могла в последний раз полюбоваться солнцем - а ведь она всегда так любила закат. Ей нравилось наблюдать, как небо на западе принимает сначала оттенок спелой земляники, и этот цвет постепенно темнеет, скатываясь к сливовой синеве. Что-то волшебное и необъяснимое чудилось ей в меняющихся красках горизонта, когда день превращалась в ночь. Но сегодня она не увидела закат. Те, кто её заточил в этой тесной камере, лишили её даже этой возможности.

Охранник был совсем ещё молодым - почти мальчишка, месяц-два назад выпущенный из школьных сводов. Он ещё не стал бездушной машиной, слепо выполняющей приказы. И когда она намекнула ему, что не хочет проводить в одиночестве последний вечер своей жизни, в глазах мальчишки появился настоящий ужас. Она даже подумала, что сейчас он побежит доложить начальству, и в наказание её поместят в наглухо закрытый карцер, оставив в полной темноте. Но он этого не сделал, а лишь судорожно кивнул. Ей хотелось думать, что в охраннике взыграла не животная похоть, а понимание обречённой души, нуждающегося хотя бы в этой последней искорке любви - того, чего так не хватало в её жизни, посвящённой борьбе против хищных зверей, облечённых властью.

Он пришёл в камеру рано вечером, потому что она сама так захотела. Твари любили делать казни не утром, как было принято во все времена, а глубокой ночью, под сенью тьмы. Возможно, боялись своих грехов. Она не была уверена, что ей хватит времени на это заключительное безумие, если они начнут слишком поздно. Молодой охранник это прекрасно понимал, более того - он знал, что если попадётся, то милости от господ ждать не придётся. Но он не делал это с лихорадочной поспешностью, а действовал размеренно и осторожно, старательно поддувая эту игру в любовь. И теперь, чувствуя на себе горячий жар его тела, а на своих губах - солёность его губ, она была счастлива. Счастлива - потому что не дрогнула под угрозами и всегда делала то, что считала правильным. Счастлива - потому что благодаря её труду стал ближе день, когда кровавая тирания падёт и измученная страна снова вдохнёт полной грудью. Счастлива - потому что этот вечер, плавно перетекающий в ночь, стал для нёе не временем страха и томительного ожидания, а часом наслаждений и нежности. Завтра будет завтра, когда часы пробьют полночь... а сегодняшний день ещё не кончился, и у неё оставалось немного времени, чтобы любить и быть любимой ещё раз.


19 ПАМЯТЬ ВОД
19 MEMORY OF THE WATERS



- Сюда, - сказал маленький мальчик, и луч фонаря скакнул вперёд, в темноту, выхватывая солёные своды пещеры. Девочке, которая не отставала от мальчика ни на шаг, показалось, что она различила в складках серого гранита блестящие осколки драгоценностей, никогда не видевших солнечный свет. Пещера продолжалась, уходя вниз, и каменистый склон становился круче, а мгла, окутавшая их спереди, сзади, сверху и снизу - всё плотнее.

- Может, нам лучше вернуться? - шёпотом спросила девочка и порадовалась, что её голос не задрожал, когда она говорила. Ей было страшно, но она не хотела подавать об этом виду. В конце концов, она сама согласилась на это подземное путешествие, поддавшись чарам жарких рассказов мальчика.

- Нет, - он замотал головой. - Осталось совсем мало...

Они пошли дальше во мрак, вслушиваясь в журчание воды, которая была рядом в двух шагах. Когда они входили в пещеру, вода была ленивой и степенной, а теперь она текла с яростной силой, бурля и пенясь. Когда фонарь скользил по её поверхности, девочка видела рой пузырьков и каменное дно, сточенное до зеркальной глади за сотни лет. Журчание становилось громче, напоминая ей щебет воробьёв, которые любили судачить на крыше ранним весенним утром. Звук казался бы даже весёлым, если бы не тяжёлое дыхание пещеры, сбивающее пение с ритма. Как невидимый пульс, толчками пронизывающий темное пространство грота; оно пугало и угнетало, заставляя сжиматься грудь. Но мальчик и девочка не замедлили своих шагов, углубляясь во владения горных духов.

Внезапно он остановился.

- Здесь, - сказал он срывающимся голосом, указывая фонарём на белый камень возле пещерной стены. - Я помню этот камень.

Прыжок - и круг света перекочевал на воду, удивительно чистую и быструю, которая потоком проносилась под ногами. Девочка непроизвольно сделала шаг подальше от обрыва, боясь свалиться туда и быть унесённой вихрем. Но не отвела взгляда от прилизанного гранита на дне, который сверкал янтарными гранями в электрическом свете.

Они ждали минуту, другую. Вода текла так же стремительно, и должно быть, уже успела унестись на невидимых крыльях на многие вёрсты.

- Ничего нет, - разочарованно сказала девочка. Вдруг защипало глаза.

- Нет, - несмело ответил мальчик, водя лучом влево-вправо. - Я видел...

- Может, завтра...

- Сейчас появится...

- Пошли домой.

- Смотри!

Он схватил её руку, заставив свет вгрызться винтом в воду, где колыхались прозрачные отражения; всего несколько мгновений назад они могли видеть лишь ясное дно, над которым проскальзывала вода... теперь там медленно проступало отражение грандиозной панорамы. Свет фонаря окрашивал картину в жёлтые оттенки, и в этом золотом сиянии девочка увидела, как на колеблющейся поверхности воды появляются деревья, поляны, целые города. Словно чья-то ладонь вобрала в себе всё, что когда-либо существовало на земле. Там было небо, сине-золотое, были озёра, автомобили и коровы, мирно щиплющие траву на пастбище. Там было солнце; багрово-красное, как во время заката, и нежно-алое, что бывает зимним утром; там были звёзды и луна, там была Африка с горячей пустыней, и Антарктида со стадами пингвинов. Было всё в этом собрании, которое отражалось на протекающей мимо воде - словно жидкость вобрала в себя всю память всех цивилизаций, накопленную за сорок веков. Изображение сжималось и разжималось вместе с дыханием пещеры, но оставалось таким же кристально ясным, как в первый миг.

Мальчик и девочка смотрели на это великолепие, ничего не говоря, не смея даже вдохнуть сырого горного воздуха; древняя вода отражала свет на их лица, радостные и удивлённые, приветствуя своих первых зрителей за многие годы.

Изменено: Георгий Старков, 27 Декабрь 2006 - 13:15

  • 0

#12 Георгий Старков

Георгий Старков
  • Георгий Старков
  • Внезапно живой :)
  •   Posts: 1 706
  •   Joined: 09 Сен 2005
  •   Reputation: 3
  •   Group: Заглянувший в кошмар™

Опубликовано 23 Март 2007 - 03:24

Оказывается, совсем забыл добавить сюда ещё одну миниатюру... Непорядочек. :)


11 МАТЕРИНСКОЕ СЕРДЦЕ
11 MATERNAL HEART



Эту сказку поведал мне старый рыбак, когда мы сидели вместе на берегу и ловили рыбу. Клёва считай что не было, ночь выдалась холодной, и мы разговорились. Он оказался очень мудрым, этот рыбак. Несмотря на неулов, я не жалел о том, что пришёл на этот пустой берег. Он рассказал мне много историй, странных и смешных; пугающих и жизнеутверждающих. Короткую сказку про материнское сердце рыбак рассказал мне за полночь, когда ковш на небе сместился на восток. Почему-то именно её я запомнил больше всех, и хочу сейчас передать вам в таком виде, в каком услышал.

В неизвестное время в неизвестном месте жил-был король. Король был очень стар и мучим многими болезнями. Тем не менее, он мужественно противостоял недугам и продолжал заправлять делами своего королевства, как мог. Но ясно было всем, что смерть скоро накроет старого короля чёрным крылом. Королевство не осталось бы беспризорным - трон должен был перейти наследнику, единственному сыну короля, которого в народе называли не иначе как Красный Принц. Красный - потому что с малых лет принц проявил себя кровожадным и жестокосердным тираном. При достижении совершеннолетия руки его были по локоть обагрены кровью. Он любил убивать людей, наслаждался их страданиями. Но пока у него не было королевской власти, он не мог развернуться в полную мощь. Народ с ужасом ждал кончины старого короля, зная: этот миг знаменует начало перемен. Принц же ожидал смерти отца с предвкушением и трепетом. Когда все бразды правления будут в его руках, он-то наведёт порядок в стране. Единственным залогом порядка был страх, а страх могла порождать только жестокость. А жестоким быть он умел и любил. Так думал принц.

И вот настал день, когда король не смог подняться утром с постели. Его тело сотрясалось в жестоком кашле, и каждому взглянувшему, даже если он не был лекарем, становилось ясно, что грядёт скорая смена власти. Принц торжествовал в своих покоях, примеряя свежесшитую алую мантию, и заходился безумным хохотом. Придворные ходили по дворцу на цыпочках, страшась навлечь на себя гнев будущего властителя. Страх и покорность овладели королевством до самых окраин. Страна ждала. Но всякое зло рождает новое зло, направленное против него - нашлись люди, которые встали против Красного Принца, желая раздавить хищного птенца в гнёздышке до того, как он расправит крылья. Во дворце короля организовался заговор, целью которого было убийство принца, пока он не взошёл на трон и не получил власть. Но принц был подозрителен и мнителен, он круглосуточно находился под надёжной охраной, отбираемой им самим, и вкушал только пищу, которую готовили в закрытой королевской столовой. Добраться до него было почти невозможно. Посовещавшись, верхушка заговора решила использовать единственный шанс. Придворные пошли с поклоном к королеве, славящейся своей добротой и тихо оплакивающей умирающего мужа. Она выслушала их страшную просьбу спокойно, лишь плотно сжала губы. Кому, если не ей, не знать черствость души своего сына... Она долго думала. Заговорщики ждали ответа с трепетом. Ведь если королева откажет, они были обречены на провал, и страна захлебнулась бы в собственной крови. Даже маятник часов, казалось, перестал раскачиваться в те долгие полчаса, что старая королева сидела, погружённая в тягостные раздумья. Наконец, она заговорила. Она сказала, что понимает, какой грех берёт на душу. Она сказала, что за это её душа будет вечно гореть в аду. Но она сказала также, что в ней течёт королевская кровь, а долг всех членов королевской семьи - заботиться о судьбе своего королевства. Тяжёлые слова слетели с губ: "Я согласна". Заговорщики выдохнули с облегчением. Теперь их задача невыразимо упрощалась.

План был прост. С детских лет повелось так, что принц каждый вечер перед сном пил напиток, преподносимый матерью. Сначала это было тёплое молоко, потом - варево из сладких ягод, потом - бокал красного вина. Несмотря на всю подозрительность, принц полностью доверял матери, которая вырастила его на своих руках. Всё должно было пройти гладко. Заговорщики дали королеве пакетик с бурым порошком, попросив в ближайший вечер высыпать его содержимое в бокал вина. Как только принц выпьет вино, его участь будет предрешена, и грозовые тучи, сгустившиеся над страной, обратятся в пыль. Королева согласно кивнула и спрятала пакетик в рукаве. Когда заговорщики ушли, она долго сидела у окна, глядя на серые облака и размышляя.

Настал вечер. Над городом кружил ветер, вдалеке гремел гром, то и дело озаряющий окна дворца синими вспышками. Часы пробили одиннадцать раз. Принц в своих покоях поднялся навстречу матери, которая шла, крепко сжимая руками бокал. В бокале искрилось красное вино, отливающее кровью в оранжевом свете камина. Принц взял его из рук матери, но не спешил выпить: он с удивлением смотрел на её побледневшее лицо и дрожащие губы. Такой он никогда мать не видел...

"В чём дело? - спросил принц. - Тебе нездоровится?"

Королева не отвечала, потом заплакала. Её слёзы тоже имели красноватый оттенок в рдяном пылающем свете.

"Твой отец умирает, - сказала она. - Я прожила с ней долгую жизнь, теперь он уходит. Разве я могу не грустить?"

Принц улыбнулся - холодно и презрительно. От его улыбки веяло льдом.

"Это всё сопли, - сказал он. - Уверен, никто в королевстве не будет плакать из-за этого старого пня. И ты тоже не должна, потому что я приказываю тебе. Не как твой сын, но как нарождающийся король".

Королева сжала губы, но слёзы не прекратили течь по щекам.

"Хорошо, - тихо сказала она. - Я не буду грустить".

Принц кивнул и поднёс бокал к губам - как раз в этот момент двери покоев распахнулись, и страж доложил срывающимся голосом:

"Это случилось! Только что... сказали лекари... король мёртв, его больше нет!"

Принц закинул голову и расхохотался в потолок. Вино чуть расплескалось на алый ковёр.

"Да! - прокричал он. - Свершилось! Наконец-то начинается новое время - время моего правления!"

С этими словами он опрокинул бокал, выпив всё вино до дна, а сам бокал швырнул в камин, где он жалобно звякнул, разлетевшись на осколки. Что касается королевы, она убежала в свою комнату, рыдая и прикрывая лицо ладонями. Принц не обратил никакого внимания на неё - он пошёл к себе надевать мантию, которую мог теперь носить по праву. Здоровье его было отменно и таким оставалось, да и неудивительно: вино в бокале было приправлено только горькими слезами матери, больше ничем.

Завтрашним утром во дворце прошла коронация, где Красный Принц стал Красным Королём, и на его голову возложили корону. Королева стояла рядом со своим сыном, на которого все взирали со страхом и трепетом, и сохраняла каменное выражение лица. Новый король был жесток, коварен, не знал жалости - его дурная слава за годы правления разошлась по всему миру, и в стране с тех пор владычествовали лишь насилие, голод и разруха. Когда короля, наконец, не стало, страна уже умирала, и вдохнуть новую жизнь в разлагающийся труп оказалось невозможно. Так исчезло это славное королевство, существовавшее многие века.

"Но почему? - вскричал я, когда рассказчик умолк. Рыба зацепилась за крючок, натянув леску, но я не потянул удочку. - Почему она не всыпала яд в бокал? Ведь она знала, что поставлено на кон! В чём причина?"

Старый рыбак посмотрел на меня строго и печально.

"Материнское сердце", - ответил он на мой вопрос.

  • 0

#13 Лунная

Лунная
  • Лунная
  • Просветленный
  •   Posts: 662
  •   Joined: 25 Июл 2004
  •   Reputation: 0
  •   Group: Заглянувший в кошмар™

Опубликовано 23 Март 2007 - 20:03

!!!
Георгий, восхитительно! Мне безумно понравилось... Хоть многое я и воспринимаю иначе, при прочтении ваших рассказов полностью вжилась в атмосферу, которую вы передали. Просто нет слов... Я тоже как-то рисовала рисунки и писала рассказы и стихи, навеянные СХ ОСТ-ом, может, когда-нибудь и выложу.. Ваши миниатюры просто замечательны.. Это я говорю от всего сердца...
  • 0

#14 Георгий Старков

Георгий Старков
  • Георгий Старков
  • Внезапно живой :)
  •   Posts: 1 706
  •   Joined: 09 Сен 2005
  •   Reputation: 3
  •   Group: Заглянувший в кошмар™

Опубликовано 24 Март 2007 - 01:14

Спасибо, мне очень приятно это читать. :)
  • 0

#15 Георгий Старков

Георгий Старков
  • Георгий Старков
  • Внезапно живой :)
  •   Posts: 1 706
  •   Joined: 09 Сен 2005
  •   Reputation: 3
  •   Group: Заглянувший в кошмар™

Опубликовано 09 Май 2007 - 05:31

Ещё пара миниатюр нарисовалась за месяц...


03 ПРОБУЖДЕНИЕ
03 FLOAT UP FROM DREAM



Шум и грохот остались за пределами серых стен. В комнате было слышно лишь тихое гудение. В угольной темноте блестели зелёные и красные глазки лампочек. Человек, лежащий на металлической койке, опустил веки, чтобы не видеть их ехидное перемигивание. Он был готов.

Молоток поднимается и опускается; чёрный наконечник сверкает на солнце. С каждым ударом серебристая шляпка гвоздя всё ближе к доске. Наконец, он завершающим ударом погружает гвоздь в доску полностью и вынимает из банки другой. Потом нужен будет третий, потому что если ты хочешь, чтобы летняя беседка стояла крепко и не обрушилась при первом сильном ветре, то гвоздей жалеть не стоит.

Но он успевает забить второй гвозь только наполовину. Его окликают сзади:

- Дорогой?

Он оборачивается, немного раздражённо, потому что его оторвали от работы. Но толика злости сходит на нет, едва он видит её, грациозно обколотившуюся о забор-палисадник. Он улыбается и кладёт молоток на доску.

- Время обедать, - говорит она, и вдруг он осознаёт, что зверски голоден.

- Дети вернулись из школы? - спрашивает он.

- Пока нет. У них сегодня много уроков, разве они тебе не говорили?

- Нет, - отвечает он. Он даже немного рад, что обед пройдёт без детей, только в тесной компании мужа и жены. Говорят, что брак разрушает всякую любовь: но он полагает, что их чета - живое тому опровержение. Июльское солнце палит нещадно; он оборачивается на недостроенную беседку и мысленно прощается с ней на пару часов. После обеда он вернётся и закончит дело. А пока рубанок, пара молотков и банка с гвоздями остаются лежать на ярко-жёлтых деревянных досках.

Он идёт к ней, и она видит его намерения: улыбается и вскидывает руки. Он обнимает её; через забор это делать немного неудобно, но всё же есть в этом какая-то пикантность. Они целуются без слов, чувствуя вкус губ друг друга - и плевать на наблюдательных соседей. Он думает, что по-настоящему счастлив, глядя с такого близкого расстояния в её зелёные глаза, в глубину её живых зрачков.

Счастлив.

А потом всё пропадает. Просто пропадает без скрипа и визга, он поднимает веки и видит красные и зелёные лампы, мигающие в темноте. Время кончилось.


Человек лежал в прострации не дольше секунды. В первый раз это, конечно, длилось дольше, и гнетущее чувство разочарования попросту разрывало грудь. Но привыкнуть можно ко всему, даже к такому страшному пробуждению. Он хладнокровно прогнал из груди щемящее ощущение любви и начал вставать с койки, отрывая датчики и клеммы с тела. У него никогда не было жены. И беседки на заднем дворике он не строил. Дети не могли задержаться в школе по той простой причине, что их у него не было. Была только умная машина, рождающая грёзы, и в то же время подмигивающая с явной издевкой. Призванная создать минутный суррогат счастья в это тяжёлое время, когда этого самого - счастья, - им всем так не хватало.

Человек тяжело прошёл к двери, открыл и вышел навстречу звукам канонады, которые сотрясали воздух. Вместо него тут же зашёл другой. Комната никогда не пустовала.


23 НЕВЕЧНЫЙ СОН
23 UNETERNAL SLEEP



Астероид нёсся сквозь пустое пространство миллионы лет, вращаясь вокруг оси. Иногда - где-то раз в тысячелетие или даже реже - от него откалывались куски, которые сначала летели рядом со своей родительницей, желая остаться вместе навсегда; потом они медленно, словно нехотя, отставали и терялись на вечно-чёрных просторах. Громадная глыба не замедляла своего полёта.

Иногда астероид попадал под тяготение массивных звёзд и планет, и тогда его путь незначительно искривлялся. Он выписывал сложнейшие узоры в ткани Вселенной, совершая петли и ломаные. Жизнь его шла по замкнутому кругу - бесконечное вращение по проторенному пути, без смысла и срока. Казалось, ничто не прекратит этот выученный наизусть танец - и камень будет следовать маршруту до последнего издыхания мира.

Но однажды случилось непредвиденное. К астероиду заявился пришелец - каменный монолит, подобный ему самому. Неизвестно, откуда он взялся и куда улетел; два камня едва разминулись в космосе, чуть коснувшись друг друга гладкими поверхностями. Встреча не могла пройти незамеченной для обоих. Орбиты изменились. Расписанный путь больше не имел прав на существование: каждый сам по себе, навстречу неожиданной воле, которая была дарована.

Астероид летел. Прошли ещё несколько миллионов лет, и за это время его полёт ничто не потревожило, несмотря на сход с орбиты. Он по-прежнему ткал орнамент на чёрной материи, выступая серебряной головкой иглы.

И вот, на исходе времён, пришёл конец. На его пути встала планета.

Он ворвался в воздух стремительно, мгновенно раскалившись добела. Астероид, ставший метеоритом, таял, как морская пена, неотвратимо сокращая расстояние до поверхности. Яркой звездой он выскочил из-за облаков и ринулся к зелёным лесам, морям, безмятежно плещущимся в котлованах, к животным, которые мирно паслись на устье рек. Камень шипел, превращаясь в пар, разбрасывая вокруг себя огненные снопы. Наконец, он долетел до земли и закончил своё существование, рассыпавшись в пыль. Планета содрогнулась. Стена чёрного огня взмыла на небеса, разошлась волной смерти по всем направлениям. Леса рушились. Моря покинули свои места, обрушившись на животных прозрачным саваном. Воздух наполнила пыль, которая не сойдёт много лет: за это время последний червяк успеет погибнуть, так и не дождавшись солнечного света. Планета стала склепом, кладбищем для зарождавшейся жизни; на ней теперь царили полутьма и молчание.

Но жизнь не была стёрта. Мельчайшие бактерии, ростки, грибы пережили уничтожение и кропотливо, любовно продолжали своё существование - с тем, чтобы всё начать с чистого листа. Уничтожение не было первым и последним в долгом ряду попыток вскарабкаться вверх по ветви эволюции: но на какое-то время жизнь оставалась невидимой, и планета вновь ушла на покой, наслаждаясь своим невечным сном.
  • 0